воскресенье, 25 ноября 2012 г.

Тюремный бунт пошел вразнос

Фото: Коллаж PublicPost Текст: Полина Еременко

Заключенные пяти колоний объявили голодовку, — сообщает LifeNews. Этим они показывают солидарность с арестантами из ИК-6 в Копейске, которые бунтуют второй день. В ИК-6 уже тысяча человек голодает, требуя освобождения всех заключенных ШИЗО и немедленной встречи с прокурором. Они захватили вышку в промзоне и отказываются возвращаться в отряды. ФСИН заявляет, что ситуация под контролем, но к осужденным до сих пор не допустили правозащитников.

В субботу с утра к колонии ИК-6 стали подтягиваться люди — на зоне был официальный родительский день. Многие родственники приехали на встречу из других городов, но со своими родными так и не увиделись: руководство ФСИН объявило, что день визитов отменен, а на вышке появились заключенные с растяжками "Люди помогите!".

Фото: РИА Новости


Но родственники не расходились. Подтягивались и зеваки. К вечеру собралось около 400 человек. Чем больше приходило людей, тем больше подтягивалось сотрудников ОМОНа. "В течение дня омоновцы вели себя очень тихо. Собравшиеся кидались в них огрызками, раскачивали полицейские машины. Они наблюдали за этим молча", — рассказывает Оксана Труфанова из правозащитной организации "Гулагу.нет". Тем временем около 10 заключенных на зоне залезли на вышку с плакатом "Люди, помогите!" и кричали: "Спасите, мучают!".

О том, что было дальше, показания расходятся. По словам Труфановой, после полуночи ОМОН внезапно стал жестко разгонять людей: "Началась мясорубка. Меня ударили со спины дубинкой по голове, и я упала на землю. "Ты вообще знаешь, кого бьешь?" — кричала я омоновцу. А он мне в ответ: "Будешь вякать — еще сильнее ударю".

Проезжавший мимо колонии на своем автомобиле Вячеслав Томчик сначала не понял, что происходит. "Ехали на дороге мимо ИК-6 с другом около полуночи. Смотрим — там какое-то сборище. Ну, сидим, ждем, пока рассосется. Тут подходит к нам ОМОН — сначала бьют дубинками, потом открыли двери и стали бить по голове", — вспоминает он. Сзади Томчика была еще одна машина, в которой сидела молодая пара с ребенком. По его словам, их машине сотрудники ОМОН выбили стекло. "И вот они нас побили и убежали. А мы, опешив, поехали в "травму".

Максим Бабин, заместитель уполномоченного по правам человека Челябинской области, которого не было на месте ночью, обладает другой информацией: "Ночью к колонии подъехали хулиганы и стали бросаться бутылками, в том числе и в сотрудников правоохранительных органов. Двое сотрудников пострадали". По официальным данным были задержаны 26 человек.

По городу ходят слухи, что ночью в морг поступило 20 тел, а также то, что во время бунта с зоны бежало шесть заключенных. Подтвердить или опровергнуть эти слухи сейчас нет возможности — телефон не берут ни в колонии, ни в морге.

По самым свежим данным Бабина, в данный момент у колонии спокойно: "К родственникам, которые по-прежнему стоят у колонии, подходят сотрудники ФСИН. Они узнают у собравшихся имена их заключенных родственников и по поводу каждого заключенного дают подробную справку, чтобы люди не переживали. Сейчас здесь около 20 человек. Люди подходят и уходят. К самим осужденным, которые стоят на улице на зоне никаких незаконных мер не предпринимается". Что касается требования заключенных освободить их сокамерников из штрафного изолятора, Бабин заявил, что они незаконны, и поэтому администрация ФСИН "вообще не будет вести по этому вопросу беседу. Что касается всего остального — это работа прокуратуры. По всем собранным материалам будет проведена тщательная проверка".

Причина отмены родительского дня была опубликована на сайте ГУФСИН России по Челябинской области: "24 ноября 2012 года в 11:30 в ИК-6 (г. Копейск, строгий режим) перед проведением обеда осужденные шести отрядов в количестве 250 человек вышли на режимный коридор жилой зоны учреждения и выдвинули незаконные требования по ослаблению режима содержания, в частности, освобождению ряда осужденных из штрафного изолятора, водворенных туда за нарушения правил внутреннего распорядка. Каких либо иных требований осужденные не выдвигали, негативных проявлений с их стороны не было".

 По словам родственников потерпевших, в этой колонии есть, что проверять. Так, мать одного из заключенных в ИК-6, просившая не называть свое имя для безопасности сына, говорит, что те, кто хотят на этой зоне жить спокойно, должны платить за это руководителю ИК, Механову Денису Сергеевичу. "Это так и называется — "деньги за хорошую жизнь". Кто не платит — того в наказание селят в подвал. Там люди иногда до года живут. Мой сын обычно платит. Когда однажды не заплатил, тоже в подвал попал", — говорит она. Но всего, что с ним происходит, он не рассказывает матери, он ей так и пояснил: "Пока я в этой колонии, рассказать всего не могу". Что сейчас происходит с ее сыном она выяснить не может — в колонии никто не берет трубку. "Последний раз я с сыном говорила в четверг. У нас была видео-конференция. И он тогда говорил, что все нормально. У нас есть такой секретный код с ним: если все хорошо, он отвечает на "как дела" "все нормально", если у него проблемы он отвечает "да так". И вот в четверг он мне сказал "Нормально".

Сын Федора Терехина, Евгений, сидит в ИК-6 с 2008 года, сидеть ему до 2015 года. "Поначалу вроде все нормально было. Но потом с 2010 года над ними начали издеваться. Как именно издеваются над ним, я сам сказать не могу — сын говорит очень мало в телефонных звонках, говорит только, что из ШИЗО не вылезает". Федор Терехин писал несколько писем на имя Турбанова, начальника ГУФСИН по Челябинской области, с просьбой перевести сына в другую колонию, поближе к Магнитогорску, где он сам проживает, но всегда получает один ответ: "Нет, потому что не положено".

Комментариев нет:

Отправить комментарий