вторник, 27 ноября 2012 г.

Станица нашей родины

Фото: Екатерина Савина /PublicPost Текст: Екатерина Савина

В Москве вслед за Краснодаром на регулярной основе появились казачьи патрули, пока они работают бесплатно. Обещают бороться с нелегальной парковкой и торговлей, но в первый же день ничего не сделали, всех напугали и занимались только тем, что давали интервью.


Фото: ИТАР-ТАСС

30 человек, 25 из которых фотографы — картинка, знакомая тем, кто уже много лет ходит на акции Стратегии-31 на Триумфальной площади 31 числа каждого месяца. Сегодня в роли несогласных — казаки, которые отправились патрулировать центр Москвы. Несколько человек собрались в 10 утра у здания префектуры ЦАО на Марксистской улице, а потом поехали на специальном автобусе на площадь у Белорусского вокзала.


Фото: Екатерина Савина/PublicPost

Пресс-служба Юго-Восточного административного округа (патруль — идея двух округов) анонсировала, что казаки будут "следить за правопорядком, пресекать неправильную парковку и несанкционированную торговлю". И, по словам префекта ЮВАО Владимира Зотова, такие дружины в его округе ходят уже давно. Теперь же, как несколько недель назад сказал советник комитета по делам казачества Москвы Николай Комаровский, "комитет по делам казачества и департамент региональной безопасности разработали положение о специализированной народной дружине казаков, которая войдет в состав московской народной дружины". Общая численности казаков на улицах Москвы, как обещают, составит 600 человек. Они будут ходить в своих костюмах, в папахе, но без оружия — даже без нагаек, и в сопровождении сотрудников полиции. Такие патрули с лета есть в Краснодарском крае — там казаки жалуются, что они не могут задерживать нарушителей.


Фото: Екатерина Савина/PublicPost

Но пока казаков немного, и они очевидно растеряны. Один из них, Игорь Гуличев из казачьего общества ЮВАО, говорил журналистам, что казаки — это как техасские рейнджеры. "Почему в Америке это можно, а у нас в России нельзя, с нашей богатейшей историей казачества", — возмущался он. У рейнджеров, правда, есть право ношения оружия, а "оружие казаков — слово". "Будем воздействовать убеждением. На кого-то это действует, на кого-то нет, а на кого не действует — будем действовать через сотрудников полиции, которые уже предметно будут разбираться", — слегка путаясь в словах, объяснял Гуличев журналистам. Журналисты были впечатлены его каракулевой папахой.


Фото: Екатерина Савина/PublicPost

После этого несколько человек пошли в подземный переход под мостом у Белорусского вокзала, почти заблокировав там движение пешеходов. Там пожилой казак из Рязани Валентин Дегтярев (в казачьей дружине он недавно, всего два года) нашел свою первую жертву — Марину, торговавшую кофточками с люрексом. Марина после недолгих препирательств начала собирать и упаковывать товар "просто чтобы не связываться". Разрешение на торговлю, утверждает она, есть. Посмотрев на это, с насиженных мест буквально взлетели и старушки, торговавшие грибами и носками. Казаки, кажется, этой победой были вполне удовлетворены. По крайней мере, идти дальше они отказались и вернулись к вокзалу раздавать интервью. "Патруль" продлился меньше часа, и полиция его не сопровождала — хотя Гуличев и говорил, что "тут есть кто-то в штатском", этого "кого-то" видно не было. Дату следующего патруля тоже не назначили.


Фото: Екатерина Савина/PublicPost


Фото: Екатерина Савина/PublicPost

Комментариев нет:

Отправить комментарий